CULTIVATE Russia Web-magazine
    
В этом выпуске | Колонка редактора | Новости, события
   Обложка | CULTIVATE.RU | Cutivate Interactive

Основные принципы современного научного музееведения

Джорж Вагенсберг - 2001

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Джорж Вагенсберг, директор Научного Музея Фундасии "La Caixa" в Барселоне, определил 13 основных принципов в работе научного музея, базируясь на обширном опыте музееведения последних 20-ти лет в Барселоне. Музей, по мнению Вагенсберга, сейчас находится в довольно мучительном периоде расширения и глобализации всех его как внутренних, так и внешних глубинных процессов. Сохраняя такие же темпы в будущем, новый музей будет обладать несравненно большим спектром представленных программ и огромной выставочной площадью, в пять раз превышающей предыдущую. Джорж Вагенсберг подчеркивает, что главная идея в работе нового музея - польза и доступность для всех и каждого.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Научный Центр (НЦ) Музея - это своеобразный микрокосмос, вся атмосфера которого располагает к научным изыскам и познаниям (этот эффект достигается простой прогулкой по выставкам НЦ). Он также обладает весьма ценным свойством генерировать различные научные идеи и концепции. Это прямо пропорционально тому факту, что подобные выставки служат наилучшим проводником ко всей сопутствующей деятельности в данной области: дебатам, семинарам, симпозиумам, конференциям и т.д.
Кроме того, НЦ обладает и другими не менее важными функциями, такими как: программа обучения, различные виды тренинга, информационная программа для населения, защита культурного наследия и его популяризация.
Однако не один из вышеперечисленных видов деятельности не является приоритетным. Главное в работе НЦ - это то ощущение новизны, с которым посетитель покидает музей. Та разница его самосознания между "до" и "после" посещения Центра, которая призвана изменить его отношение ко всем видам деятельности, в той или иной мере соотносимой с научной: будь то путешествия, поход в книжный магазин, вопросы в течении лекционного урока, выбор телевизионных программ и многое другое. В целом, музей предлагает больше вопросов, чем ответов. Один из верных способов проверить качественный эффект посещения музея это попробовать заметить как много вопросов зародилось у человека после ухода из музея по сравнению с тем, что волновало его в момент пересечения порога НЦ.
Более того, поощрение общественной научной мысли, это необходимое условие всей нашей демократической системы. Наука - эта та часть сокровищницы человеческой мудрости, которая оказывает наибольшее влияние на нашу жизнь. В современной демократической системе вещей действует принцип равноправия голосов. Но наличие определенной дистанции между ученым и простым человеком является неумолимым противоречием этого, и именно эта проблема требует поиска необходимых путей ее разрешения. Этому в достаточной мере способствует новые веяния среди ученого сообщества: Теперь ученые не хотят быть обособленной от общества социальной группой. Новое порождение новой реальности - Научные Центры - могут оказать существенную помощь в решении этой проблемы, это своеобразный шанс для ученых выйти навстречу обществу.
Контингент посетителей НЦ должен быть в принципе универсальным, без каких - либо ограничений в возрасте, образовании, культурном уровне или любых других личностных параметров. Нет никаких "других" типов посетителей. Во многом благодаря тому, что основное внимание отводится эмоциональной атмосфере выставок, и знание здесь как таковое, не является абсолютным приоритетом. Конечно, не исключено, что НЦ будут предусматривать такие виды деятельности, которые, ставя свои, сугубо специфические цели, действительно будут направлены на людей определенного уровня, определенной сферы интересов или навыков.
На музее лежит обязанность знать свою аудиторию и соотносить свои выставки и презентации с возможно существующими пробелами в познаниях его посетителей.
Доминирующим элементом в музеологии и музеографии должна быть действительность, которая и является реальным объектом реального феномена. Например текст, голос, фотография, игра, окружающая обстановка, различные муляжи и компьютерные модели наиболее важные составляющие таких информационных материалов, как публикации, видео, тематический парк, классы, лекции, театр... Но в музеографии они всего лишь дополнительные элементы. Они не должны составлять базисное основание выставки: любая демонстрация, состоящая только из подобных аксессуаров, может называться как угодно, и быть чем угодно, но только не выставкой. Хорошо продуманную выставку невозможно заменить ни книгой, ни фильмом, ни лекцией. Грамотно устроенная выставка должна способствовать желанию изучать эти самые книги, фильмы и лекции. Подобная выставка меняет посетителя. Соответственно, хороший НЦ - это орудие глубоких социальных перемен.
Основное предназначение всех элементов музеографии в совокупности - поощрять и стимулировать в посетителе 3 основных вида интерактивности:
Последний пункт весьма рекомендуется, первый довольно уместный, а второй просто обязательный.
Интерактивность подразумевает общение. Экспериментируя, мы в какой-то мере соглашаемся с природой. Размышляя, мы соглашаемся с собой. Хороший, уютный уголок с соответствующей обстановкой и атмосферой в музее может быть тем волшебным ключиком, который откроет двери доверительного общения между посетителями.
Разумно спланированная мануальная интерактивность дает неплохой шанс подобным беседам: естественные отзывы и впечатления от увиденной выставки предполагают новые манипуляции, провоцирование посетителя на выбор проблемы, ее обсуждение и решение для себя лично. Посетитель словно "примеряет на себя кожу" ученого.
Умственная интерактивность означает практику предметных наук, означает практику предметных наук, отделение сущности от каких-либо определенных вещей, видение общего между прямыми противоположностями (т.к. различия всегда очевидны, но только общее достойно инвестиций). В какой-то мере умственная интерактивность это шаг в сторону от экспериментального музея, это также ассоциации научных идей с повседневной жизнью, или другими областями, соответствующими представленной концепции. Сама радость осознания и принятия этих схождений может быть надежным фундаментом эмоционального опыта в научном музее. Достойный научный музей по существу представляет собой сконцентрированную субстанцию "гарантированных" умственных переживаний. Наука универсальна, но в каком-то реальном случае, где она как-то проявляет себя, наука может быть вполне конкретной. Культурная интерактивность определяет приоритеты коллективной идентификации окружения и среды музея.
Наилучший стимул для обыкновенного человека пойти навстречу ученому и последовать за ним, это познать то самое вдохновение, которое подвигает ученого "творить" науку. Наука сама по себе интересна и захватывающа, поэтому, фактически, нет необходимости в каких-либо завлекательных маневрах, чтобы побудить человека познакомиться с ней поближе. Целиком оправдано то утверждение, что музеолог должен как бы "прочувствовать" и понять мотивацию ученых, когда они самозабвенно погружаются в омут научных исследований и изысканий.
Научный метод, базирующийся на принципах объективности, разумности и диалектики, сам по себе является наиболее эффективным и приемлемым способом представления дизайна выставок и продуцирования музеографических установок в НЦ. Сама идея научного музееведения, уже несет в себе понятие научности - т.е. музееведение должно быть настолько объективным, разумным и диалектичным, насколько это вообще возможно. И систематический критицизм всего, что выставляется, не должен стоять на последнем месте. Во многом здесь может помочь юмор - одновременно отсечь "временные" и "переходящие" истины, и собственно определить уместные размеры критицизма. Показаны и продемонстрированы должны быть не только результаты научных достижений, но и методы этих достижений.
Большинству мир науки как таковой представляется чуть ли не всемогущим и не допускающим ошибок, превалирующих в обществе. На самом же деле, происходят прямо противоположные вещи: нет никаких существенных причин, почему наука должна быть непременно успешна в любом проекте, и, если наука продвигается, то с уверенностью можно заявить, что движение по возрастающей происходит как раз благодаря ошибкам. Можно даже сказать ошибки науки являются скорее правилом, чем исключением. Именно это факт должен способствовать адекватности посетителя в его оценках.
Содержание НЦ может составлять любой отрезок реальности - от Кварка до Шекспира, при единственном условии - метод и устройство выставок должны иметь научные основания. Конечно, предпочтение всегда будет отдано реальному объекту или феномену, для более детального его восприятия. А также понимания методологии использования подходящей в данном конкретном случае какой-либо научной дисциплины.
На все можно смотреть сквозь призму науки, но в отличие от других форм передачи и описания знаний (например таких как книга), музейным выставкам нет нужды раскрывать предмет своих чаяний чересчур интенсивно или пространно. Музей совсем не обязан иметь в своем арсенале ВСЕ. Во всяком случае, многое зависит от свойств и качеств царящей реальности.
НЦ - это коллективное пространство, хотя каждый посетитель может насладиться им и вполне индивидуально. Здесь кроется ключ к конечной иерархии ценностей музеографическом микрокосмо, где не в последнюю очередь учитывается количество посетителей, которые смогут получить одновременный доступ к выставке.
Уровень А:
Доступ имеют все посетители, общая обстановка, уровень освещенности, конструкционное решение дизайна стендов, надписи к основным фигурам, аудиовизуальные эффекты, видео, общий звук, и т.д
Уровень Б:
Доступ только для группы посетителей, между которыми возможна дискуссия или дебаты. Экспериментальная модель, объект, небольшая площадь.
Уровень С:
Доступ сугубо приватный - только один посетитель - тексты, иллюстрации, компьютеры. Реальные объекты иллюстрируются, реальные феномены демонстрируются и везде важна соответствующая атмосфера, окружение и комментарии к экспонатам.
В НЦ базисным уровнем является уровень Б. Он не должен быть переполнен музеографическими аксессуарами и второстепенными подробностями. И самое главное - он не должен производить впечатление дробности, но не цельности.
"В плену у гида"
Проводник по музею должен быть только одним из возможных вариантов его изучения, но не в коей мере обязанностью. Музей базируется на прямой и непосредственной действительности, и в нем есть свои реалии, как, к примеру в джунглях, которые могут исследоваться и без направляющей руки гида.
Есть проблематика специфически музеологическая, а есть темы, с которыми лучше справиться масс-медия. К примеру, концерт - наилучший способ демонстрации симфонии Моцарта "Концерт для скрипки и виолончели".
Существуют правила и законы музеографические, и правила и законы научные. По музейным законам, если взять, к примеру, репродукции как реальные объекты, важно и не переоценить и не недооценить всю важность, неповторимость и ценность любого предмета. Научная же строгость требует не использовать фальшивых метафор и сомнительных истин, здесь важно не утаивать степень сомнения в оценке предмета, при всем уважении к нему. Музейные правила являются результатом соглашения между музеологами и дизайнерами, научные же - это соглашение, некий концепт музеолога и ученого, специализирующегося в конкретной данной проблематике.
Строгость научных установок не должна идти на поводу мирских!
В НЦ любой посетитель рассматривается как человек зрелый и во всех отношениях взрослый. Музеографически человек становится взрослым, как только он становится способен читать и писать. Посетители всегда имеют право на собственноe мнение и собственные истины. Особые контекст или послания выставок, обусловленные традициями или научным авторитетом не должны восприниматься "вслепую".
Музеологической науки для провинций или стран третьего мира просто не существует как таковой. Здесь действует элементарный принцип: научный музей всегда и везде должен работать на высшем уровне.
НЦ в демократически ориентированном обществе можно представить как общедоступное пространство, совмещающее в себе четыре фактора:
  1. Наука сама по себе служит и приносит удовлетворение человеку;
  2. Научное сообщество - это сообщество, где и зарождается наука;
  3. Научная продукция и научные услуги;
  4. Администрация, где осуществляется научный менеджмент.
Это все достигается только высокой репутацией и престижем НЦ, растущим с годами. НЦ это словно живое существо, которое как и все живые существа планеты растет, развивается, подвергается испытанию временем, а также борется за выживание и престиж во всех видах своей жизнедеятельности.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Об авторе:

Джорж Вагенсберг
Museu de la Ciencia,
Fundacio 'la Caixa'
e-mail: jwagensberg.fundacio@lacaixa.es

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Для цитирования:

Джордж Вагенсберг "Основные принципы современного научного музееведения", Cultivate-Russia Web Magazine, выпуск 2, февраль 2003.
URL: /mag/issue2/museology.asp




IST Logo Журнал наполняется и поддерживается Российской Сетью Культурного Наследия
Сайт проекта | Пишите нам | Разработка | Финансируется Европейской Комиссией
Обновления: 28.04.2017