CULTIVATE Russia Web-magazine
    
В этом выпуске | Колонка редактора | Новости, события
   Обложка | CULTIVATE.RU | Cutivate Interactive

Европейское право и сохранение культурного наследия народов Европы

Молчанов С.Н. - EVA 2002 Moscow

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Краткая статистическая справка
Европа, исторически будучи одной из трех частей Старого Света, а также одной из шести частей Света в целом, занимает пространственную территорию равную приблизительно 10 млн. кв. км. или 7 % земной суши. В Европе проживает ок. 727 млн. человек или 12 % жителей Земли. В Европе также частично или полностью расположены 47 государств мирового сообщества.
Определения культуры, культурных ценностей и культурного наследия
Говоря о сохранении культурного наследия Европы нельзя не сказать о культуре как таковой. В современной культурологии насчитывается более 500 различных определений понятия "культура". При таком количественном и, что более существенно, качественном разнообразии научно-методологических подходов к теории культуры различных школ и исследователей в целом, и к теории культурных ценностей, в частности, сложно прийти к единому универсальному знаменателю, хотя к нему необходимо стремиться.
Анализ существующих ныне в культурологии концепций не входит в задачу данного обзора, сравнительное исследование официальных дефиниций культурных ценностей, закрепленных в еще бoльшем количестве различных международно-правовых актов универсального и регионального характера, в рамках настоящей статьи также не представляется возможным, а потому ограничимся формулами некоторых фундаментальных исходных положений, дабы уважаемый читатель легко представил себе позицию автора.
Пожалуй, до сих пор никто лучше, более четко и точно, действенно и утонченно, кратко и ёмко не сказал о культуре, чем Николай Константинович Рерих: "Культура есть истинное просветленное познавание. Культура есть научное и вдохновенное приближение к разрешению проблем человечества. Культура есть красота во всем ее творческом величии. Культура есть точное знание вне предрассудков и суеверий. Культура есть утверждение добра во всей его действенности. Культура есть песнь мирного труда в его бесконечном совершенствовании. Культура есть переоценка ценностей для нахождения истинных сокровищ народа. Культура утверждается в сердце народа и создает стремление к строительству. Культура воспринимает все открытия и улучшения жизни, ибо она живет во всем мыслящем и сознательном. Культура защищает историческое достоинство народа".
Предстоя у Высшего первоисточника, будучи общепризнанным мировым лидером Культуры, стоя во главе движения Знамени Мира в XX веке, именно он создал основы современной международной охраны памятников культурного наследия человечества. По абсолютно справедливым словам скульптора С.Коненкова, "нравственные принципы Рериха в отношении культурного наследия народов Земли стали нормами международного права".
Иногда бывает очень полезно обратиться к первоистокам, чтобы понять глубинную суть и ценность того или иного земно-человеческого явления или процесса. Предваряя изложение подлежащего исследованию материала и вторя древней мудрости Екклесиаста, можно по праву сказать, что "нет ничего нового под cолнцем".
Практически все основополагающие определения, подходы, доктрины и концепции, закрепленные в договорных и обычных нормах современного международного права в сфере охраны культурных ценностей, анализ некоторых из которых дан нами ранее, представляются лишь развитием, а иногда и просто слабым отражением той первозданной сокровенной Красоты, Цельности и Целостности Знания Единого, к которым прикасаешься и осознаешь, читая строки Н.К.Рериха о Культуре.
Складывается впечатление, что многие из тех идейных первооснов, которые были объективно заложены в фундамент международной системы охраны памятников культурного наследия человечества до сих пор остаются неосмысленными и неосвоенными не только политиками, юристами, чиновниками, законодателями, специалистами-практиками в сфере международных отношений, но и научным сообществом. Обращаясь к первоистокам, припомним, что изначально, Культура, в понимании Рериха, есть почитание Света. Она есть синтез и триединство Искусства, Науки и Религии. По другому яркому символическому определению, Культура это "Прошлые, Настоящие и Будущие достижения человечества, окруженные кольцом Вечности".
Стараясь приложить эти формулы в действии и мыслить в сознании Культуры синтетически и аналитически одновременно, мы исходим из признания взаимообусловленной дифференциации и единства каждой национальной культуры в культуре земного человечества в целом. Другими словами, можно говорить о принципе целостности и разнообразия мировой культуры вследствие уникальной неповторимости каждой национальной культуры человечества.
Чем более непохожа и своеобразнее культура народа, тем бoльшую ценность она представляет для человечества в целом. Для земного человечества в его историческом развитии в целом культура малого этнического сообщества может быть столь же важна и равновелика как и культура великого народа.
С другой стороны, мысленно перекинув мостик от глобалистики к конкретике - от проблематики наций и народностей к человеку как проявленному носителю культуры, нужно сказать, что далеко не каждое отличие одного человека от другого является свидетельством его культурной неповторимости и уникальности, но только то, которое делает его выше, чище, сильнее.
По нашему убеждению, именно на вышеизложенных постулатах построена философия правового регулирования защиты культурных прав и культурного наследия народов, национальных меньшинств, а также культурных прав человека в системе современного международного права.
Культурные ценности как системные объекты бытия, носят как материальный, так и духовный характер. При этом именно зачастую непроявленная связь с духовным бытием, с субъектом, всегда является их сущностным признаком. Именно эта связь с Высшим превращает простую бытовую вещь в произведение искусства, а человек ее создающий становится подобным Творцу, перешагивая тем самым в Вечность и Бесконечность.
Благодаря этой невидимой нити, до того грубое косное вещество оживает и превращается в живую суть. Только культурным ценностям, вслед за их создателями, в отличие от обыденных предметов и проявлений материального бытия, суждено преодолеть ограничения пространства и времени. Итак, от философско-культурологических основ и прозы перейдем к определениям международного европейского права.
Предваряя изложение подлежащего исследованию материала и не вдаваясь в детальный анализ дефиниций, необходимо отметить, что определения культурных ценностей и культурного наследия (достояния), даваемые в многочисленных источниках современного европейского права, немногим отличаются от соответствующих определений, закрепленных в международно-правовых источниках универсального характера и, прежде всего, в конвенциях и иных правовых актах, принятых под эгидой ООН и ЮНЕСКО. Это вполне объяснимо в силу онтологических свойств международного права как регулятивной нормативно-правовой системы и иерархии его источников.
Пожалуй, одним из самых универсальных определений термина "культура", носящим международный характер, является определение культуры как "совокупности ярко выраженных черт, духовных и материальных, интеллектуальных и эмоциональных, характеризующих общество или социальную группу, - закрепленное в Декларации Мехико о политике в области культуры, - Культура охватывает, помимо искусства и литературы, образы жизни, основные права человека, системы ценностей, традиции и веры" . Автору также близкo понимание культуры как "сотворенной человеком материальной и духовной среды обитания, а также процессов создания, сохранения, распространения и воспроизводства норм и ценностей, способствующих возвышению человека и гуманизации общества" , с одной оговоркой, что любая культурная ценность как и культура в целом не может быть "воспроизведена" в силу ее единственности, уникальности и неповторимости в принципе. Любой повтор есть подделка или просто копия. И слово "производство-воспроизводство" сюда не подходит. Оно не от культуры, оно - от цивилизации, носящей конечный и преходящий характер.
Необходимо также отметить, что во внутреннем законодательстве России универсальная концепция культурных ценностей нормативно-практически впервые закреплена в ст.3 Основ законодательства Российской Федерации о культуре 1992 г.:
Культурные ценности - нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко - культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко - культурном отношении территории и объекты.
Количественные характеристики европейского культурного наследия
Несмотря на то, что Европа вполне общепризнанно считается крупнейшим мировым пространственным центром сосредоточения культурных памятников и институтов в мире, насколько мы знаем, комплексные статистические исследования о совокупных количественных параметрах объектов культурного наследия, расположенных в Европе и подлежащих охране, в первую очередь, государствами, в границах территориальной юрисдикции которых они находятся, еще не проводились.
Результаты отдельных попыток, предпринятых в отношении некоторых видов культурных ценностей, в частности, Советом Европы - в отношении архитектурного наследия 27 государств-членов, и опубликованных в соответствующих докладах , не позволяют на сегодняшний день хоть как-нибудь целостно оценить общую картину.
А посему обратимся к общедоступным и надежным источникам, которые дадут нам хотя-бы косвенное представление о европейском культурном наследии, к таким, например, как Список всемирного наследия ЮНЕСКО, учрежденный в соответствии с Конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г.
Из 721 недвижимого объекта, внесенного по состоянию на декабрь 2001 г. в Список всемирного наследия, 342 находятся в условных территориальных границах европейских государств. Эта цифра составляет 47 % от общего числа охраняемых памятников всемирного наследия.
Предваряя логично вытекающий из оценки такого неравновесного положения упрек, нужно заметить, что причиной такого смещения в сторону европоцентризма в географическом распределении памятников всемирного наследия, на наш взгляд, является не столько протекционизм соответствущих европейских структур, а их лучшая технико- технологическая, документационная оснащенность и осведомленность в силу исторически обусловленной лучшей доступности и изученности памятников, находящихся именно в этой части Старого Света.
Согласно статистическим исследованиям, проводившимся Европейским Союзом, в Западной Европе расположено около 40 процентов всех музеев мира. В культурном секторе государств ЕС в настоящее время занято около 7,2 млн. человек, а на общеевропейском рынке производства и предоставления услуг, связанных с технико-технологическим обеспечением культурной сферы работают около 1000 компаний.
Именно в Западной Европе действуют основные торговые операторы на рынке купли-продаж движимых культурных ценностей, антиквариата, предоставления и потребления культурных услуг. Вспомним хотя-бы всем известные названия аукционных домов "Кристи'с и Сотби'с", имеющие свои штаб-квартиры и работающие большей частью в Европе.
Согласно данным, приведенным в докладе Статистического института ЮНЕСКО "Международный оборот отдельных товаров культурного назначения в 1980-98 гг.", на общем фоне новых международных экономических группировок Европейский Союз особо выделяется, обеспечив в 1998 г. совместно с Организацией экономического сотрудничества стран Азии и Тихого океана (APEC) 91 % мирового импорта и 94 % экспорта товаров культурного назначения.
Из 4 главных мировых экспортеров (53,8 % экспортных поставок) таких товаров, наряду с Японией и США, два - Германия и Великобритания - расположены в Европе. К 4 государствам, концентрирующим мировой импорт (47 %), наряду с США, относятся 3 европейские государства - снова Германия, Великобритания и Франция.
Качественные характеристики
Народная мудрость гласит: "О вкусах не спорят". Дабы не быть глупыми, не будем спорить и мы. Хотя несколько слов о поддающихся определению квалитативных юридических аспектах памятников европейского культурного наследия все-таки сказать просто жизненно необходимо.
Справедливости ради нужно заметить, что в настоящее время на европейском уровне нет ни одного списка объектов культурного наследия общеевропейской значимости, нет ни одной институциональной структуры, которая бы такой список составляла, мало того, ни в одном известном нам источнике европейского права не установлены качественные формально-юридические и материальные критерии отнесения той или иной культурной ценности к объектам культурного наследия Европы.
Несмотря на вышеизложенное, опираясь на утвердившуюся в современном универсальном международном праве концепцию культурного наследия народов, а также исходя из практики деятельности Комитета всемирного культурного наследия ЮНЕСКО по включению в свои списки соответствующих объектов исключительно общенационального значения, все-таки считаем целесообразным презюмировать, что, по аналогии с вышеприведенным правилом Комитета всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, принимая во внимание логику развития международного права в данной сфере и эффективность фактической охраны памятников, к общеевропейскому культурному наследию на данном этапе развития могут быть отнесены памятники культуры исключительно национальной значимости (не ниже).
Современные региональные институты международного сотрудничества и охрана памятников культурного наследия в Европе
Понимая, что невозможно в рамках одной статьи объять необъятное, остановимся на анализе законодательства двух, на наш взгляд, основных международных структур функционально делающих упор в своей деятельности на сохранении культурных ценностей, защите культурных прав человека и международной регламентации культурной деятельности.
По иронии судьбы, право Совета Европы в настоящий период в России еще не вошло в учебный курс "Европейское право". Полностью концептуально разделяя подход многих исследователей и относя к "европейскому праву" в широком смысле право всех европейских организаций, а не только право Европейского Союза, заметим, что именно право Совета Европы является, на наш взгляд, методологической основой правовой охраны памятников культурного наследия в Европе. И посему остановимся на его обзоре подробнее.
Совет Европы и сохранение культурных ценностей
По самым скромным подсчетам, в настоящее время в рамках Совета Европы или под его эгидой принято немногим более 150 правовых актов, регулирующих юридический статус культурных ценностей и регламентирующих культурные права коренных народов, национальных меньшинств, а также культурные права человека.
Это: конвенции; декларации, рекомендации, резолюции Комитета Министров (CM); рекомендации, резолюции, и приказы Консультативной - Парламентской Ассамблеи (PACE); декларации, резолюции, рекомендации и мнения Конгресса местных и региональных властей (CLRAE); резолюции и рекомендации пяти состоявшихся до сего времени конференций министров, ответственных за культурное наследие.
Все эти акты имеют разную правовую природу, отличаются механизмом принятия, степенью юридической обязательности, порядком вступления в силу и образуют определенную иерархическую структуру.
Конвенция, будучи международным договором, в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г., обладает обязательной силой для государств, являющихся ее участниками. Государства-члены Совета Европы вправе свободно решать становиться им или нет ее участниками, даже если они принимали участие в ее разработке.
В рассматриваемой сфере необходимо выделить 10 следующих международных договоров (конвенций):
Особо также следует указать на Проект Европейской конвенции об охране аудиовизуального наследия и проект Протокола об охране телевизионных программ к проекту Европейской конвенции об охране аудиовизуального наследия, которые будучи разработаны по инициативе Совета по культурному сотрудничеству (CDCC) и его Комитета по культуре (CC-Cult) в 2000 г. на момент написания настоящего обзора еще не приняты и не вступили в силу.
Комитет культурного наследия (Cultural Heritage Committee - CC-PAT) несет ответственность за мониторинг выполнения Европейской конвенции об охране археологического наследия 1969 г., Конвенции об охране архитектурного наследия Европы 1985 г., пересмотренной Европейской конвенции об охране археологического наследия 1992 г., а в случае с Европейской Конвенцией по ландшафтам разделяет соответствующие полномочия с Комитетом по деятельности в области биологического и ландшафтного разнообразия (CO-DBP).
Рекомендации и резолюции Комитета Министров являются актами Совета Европы в силу его правосубъектности как международной организации согласно ст.15 b Устава Совета Европы. Комитет Министров вправе принимать рекомендации государствам-членам по предметам, которые отнесены к вопросам "общей политики". Они адресованы всем государствам-членам, но не обладают обязательностью. Согласно ст.20 Устава принятие рекомендации требует:
Однако, на своей встрече 519 bis (ноябрь 1994 г.) заместители министров решили сделать процедуру своего голосования более гибкой и заключили "джентельменское соглашение" не применять правило единогласия в отношении рекомендаций.
Некоторые резолюции принимаются Комитетом Министров в порядке выполнения своих функций, в частности, в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека (ст.ст. 32 и 54). Другие резолюции имеют своим предметом сугубо внутренние административные дела. Бюджет, например, принимается как раз в форме ряда резолюций. Вплоть до 1979 года, и рекомендации, и резолюции Комитета Министров назывались одним словом - "резолюции". Декларации Комитета Министров принимаются числом не более двух в течении сессий, проходящих два раза в год.
В интересующей нас сфере Комитетом Министров Совета Европы на данный период принято 3 декларации, 26 рекомендаций и 9 резолюций.
Резолюции ответственных министров становятся результатом конференций министров, созываемых по приглашению правительства какого-либо государства-члена Совета Европы. Они также не обладают непосредственной юридической силой, но Комитет Министров может использовать их в качестве модели для принятия рекомендаций и даже конвенций.
В особую группу необходимо выделить акты Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Рекомендации Парламентской Ассамблеи содержат предложения, адресованные Комитету Министров, имплементация которых относится к компетенции правительств. Резолюции содержат решения Ассамблеи по вопросам, которые она вправе вводить в действие или выражение точки зрения по тем предметам, которые относятся к ее исключительной компетенции. Мнения (opinions) большей частью выражают позицию Ассамблеи по запросам Комитета Министров, таким, например, как принятие в Совет Европы новых членов, а также в отношении проектов конвенций, бюджета, имплементации Социальной Хартии.
Приказы (orders), по общему правилу, являются инструкциями Ассамблеи для одного или нескольких своих комитетов.
В рассматриваемой сфере нас интересуют 48 рекомендаций, 22 резолюции и 7 приказов, принятые Парламентской Ассамблеей, а также её предшественницей - Консультативной Ассамблеей по состоянию на 31.12.2000 г.
Конгресс местных и региональных властей Европы
Вклад этого одного из главных рабочих органов СЕ в защиту культурных прав и сохранение культурных ценностей также невозможно недооценить. Достаточно указать, что именно в его активе числятся Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств 1992 г., Европейская хартия для сельских районов 1992 г., а также Европейская конвенция по охране ландшафта.
Максимально возможное в настоящее время представительство (18 представителей) в этом органе также открывает для России перспективу весомого и полноценного участия в европейском культурном сотрудничестве, в том числе и в сфере сохранения культурного наследия. По самым скромным подсчетам, к настоящему времени в рамках Конгресса принято 34 резолюции, 6 рекомендаций, 4 декларации и 2 мнения, посвященных проблематике сохранения культурных ценностей и защите культурных прав человека.
Сохранение культурных ценностей в рамках Европейского Сообщества и Европейского Союза
Не вдаваясь в анализ институциональных особенностей статуса организаций, составляющих весьма сложную, разветвленную и многообразную систему правового регулирования, в которой исследователи выделяют приемы, методы и черты, присущие и межгосударственному международно-правовому регулированию, и внутреннему праву международных организаций, и носящим надгосударственный конфедеративный характер, и даже отдельные элементы внутригосударственного федеративного правопорядка, скажем только, что и с точки зрения интересов сохранения культурного наследия народов, защиты культурных прав человека и регулирования культурной деятельности, эта сложившаяся status quo система также представляет значительный интерес.
По предварительным оценкам, в настоящий период в рамках Европейского Сообщества (ранее - Европейских Сообществ) и Европейского Союза насчитывается до 70 правовых актов, регулирующих сферу сохранения культурных ценностей, защиту культурных прав человека и культурную деятельность в целом.
Не мудрствуя лукаво, примем за методологическую основу - устоявшуюся в доктрине и на практике трехуровневую классификацию правовых актов на первичное, вторичное и дополнительное законодательство - и опишем интересующую нас сферу.
Итак, из источников первичного права - учредительных договоров - прежде всего следует назвать Договор об учреждении Европейского Сообщества, установивший каркас регулирования правоотношений в культурной сфере.
В статье 151 (раздел XII Договора полностью посвящен вопросам культуры), в частности, говорится:
  1. Сообщество содействует расцвету культур государств-членов, уважая их национальное и региональное разнообразие и в то же время выдвигая на первый план общее культурное наследие.
  2. Действия Сообщества направлены на поощрение сотрудничества между государствами-членами и, при необходимости, на поддержку и дополнение их действий в следующих областях:
    • расширение и распространение знаний о культуре и истории европейских народов;
    • сохранение и защита культурного наследия европейской значимости;
    • некоммерческий культурный обмен;
    • художественное и литературное творчество, включая аудиовизуальный сектор.
  3. Сообщество и государства-члены содействуют сотрудничеству с третьими странами и международными организациями в сфере культуры, особенно с Советом Европы.
  4. Предпринимая действия, основанные на других положениях настоящего Договора, Сообщество принимает во внимание их культурные аспекты, прежде всего руководствуясь уважением и стремясь поддержать разнообразие культур.
Необходимо также упомянуть положения ст. 30 Договора об учреждении Европейского Сообщества , устанавливающей, что положения статей 28 и 29 (запрет количественных ограничений на импорт и экспорт - прим.автора) не исключают запрещений или ограничений импорта, экспорта или транзита, обоснованных, в частности, "соображениями защиты национального достояния, имеющего художественное, историческое или археологическое значение" (перевод мой - авт.).
Таким образом, положениями этой статьи создана конституционная основа правового регулирования перемещения движимых культурных ценностей через внутренние государственные и за внешние территориальные границы Сообщества при полном уважении суверенного права государств-членов относить или не относить ту или иную движимую культурную ценность к национальному культурному достоянию.
Следующим основополагающим источником европейского права в рассматриваемой сфере следует назвать Хартию Европейского Союза об основных правах, принятую в Ницце 7 декабря 2000 г. Несмотря на то, что дебаты о способе процессуальной инкорпорации этой Хартии в учредительные договоры до сих пор не стихают, ее фундаментальная значимость как неотъемлемой составной части именно первичного права ЕС не подлежит сомнению.
Не подлежит сомнению и глубокое понимание авторами этого акта основополагающего значения культурного наследия для будущего развития народов Европы, о котором, пожалуй, впервые так весомо говорится в этом документе, начиная с Преамбулы:
Народы Европы, учреждая между собой как можно более тесный союз, решили совместно обеспечить себе мирное будущее, основанное на общих ценностях.
Осознающий свое духовное и нравственное историческое наследие, Союз базируется на всеобщих и нераздельных ценностях - человеческом достоинстве, свободе, равенстве и солидарности; он опирается на принцип демократии и принцип правового государства. Он помещает человеческую личность в центр своей деятельности…
Союз вносит вклад в сохранение и развитие данных общих ценностей, уважая при этом разнообразие культур и традиций народов Европы, а также национальную индивидуальность (более точным был бы перевод - самобытность - прим.автора) государств-членов…
Согласно ст.22 Хартии Европейского Союза об основных правах "Союз уважает культурное, религиозное и языковое разнообразие". Таким образом признается юридическое равноправие различных религиозных течений, языковых общностей и культур.
Рассматривая это положение в связи с пунктом 3 ст.6 Договора о Европейском Союзе (Маастрихтского договора 1992 г.) об уважении национальной самобытности государств-членов, которое, по нашему мнению, следует трактовать в широком смысле - как уважение национальной культурной самобытности народов, этнических общностей и индивидов - комментаторы совершенно справедливо подчеркивают, что принцип уважения культурного, религиозного и языкового разнообразия является предпосылкой к осуществлению культурных прав в целом. Это тот фундамент, на котором строится вся система защиты культурных прав человека, этнических меньшинств и народов в европейском праве.
Вторичное законодательство в интересующей нас сфере на данный период насчитывает около 25 нормативно-правовых актов. К нему относятся регламенты и рекомендации Европейской Комиссии, резламенты, директивы, решения, резолюции и заключения Совета и Европарламента, а также прочие акты, в частности, организационные правила.
К актам дополнительного законодательства в рассматриваемой сфере относятся резолюции и заключения Совета (Министров по делам культуры). К настоящему времени им принято также около 25 актов.
Политико-культурное направление
Программы Рафаэль, Калейдоскоп, Арианна
С научно-практической, прикладной точки зрения особый интерес представляет опыт культурной политики ЕС в научно-образовательном секторе по реализации конкретных специальных проектов, инициатив и программ в специфических областях знаний, науки и техники - в частности, по научно-исследовательским разработкам, развитию и использованию современных информационных технологий виртуализации (оцифровки) культурного наследия, обеспечения электронного мультимедийного доступа к нему, создания электронных сетей баз данных культурного наследия, а также интерактивной культурной деятельности в виртуальном трехмерном и техногенном мирах.
В качестве примера можно назвать программу Еврокомиссии "Технологии информационного общества (ТИО)", которая в свою очередь является одной из составляющих Пятой рамочной программы Еврокомиссии по научным исследованиям и разработке технологий (1999-2003 гг).
Ключевое направление III "Ресурсы и средства мультимедиа" ТИО имеет своей целью, в частности "улучшение функциональности, полезности и приемлемости будущих информационных продуктов и услуг, содействие развитию языкового и культурного разнообразия для более активного и эффективного продвижения и использования культурного наследия Европы".
Всего для реализации проектов по этому направлению на 5 лет выделено 564 млн.евро. Работа координируется Отделом прикладных программ по культурному наследию D2 в рамках Генеральной дирекции по информационному обществу Комиссии Европейских Сообществ в Люксембурге.
В качестве авторов, менеджеров и исполнителей проектов выступают различные субъекты культурной деятельности - от частных исследователей и учреждений культуры до консорциумов - объединений нескольких юридических лиц, преследующих вполне коммерческие цели.
Некоторые выводы и тенденции развития европейского права в сфере культуры
Несмотря на формально юридически дискретный характер большинства рассмотренных выше источников европейского права, отдельные самостоятельные элементы, определяющие правовой режим культурных ценностей, складываются в достаточно целостную систему.
Общественные отношения по поводу европейского культурного наследия, будучи по своей сути наиболее объемным, приближенным к человеку и интегральным предметом международно-правового регулирования, исходя из принципа научности исследования, должны синтетически анализироваться в системной связи с другими элементами единого культурного пространства и времени, как минимум, в качестве одного из разделов "культурного права Европы".
Пишем это сочетание в кавычках, поскольку, насколько нам известно, в доктрине методологически так вопрос разрешения проблематики сохранения культурного наследия еще не ставился, да и практически такая правовая дисциплина еще не введена в качестве обязательного или факультативного курса ни в одну национальную систему высшего образования в Европе. Ни в одном ВУЗе в Европе такой спецкурс еще не читается.
Прикладные курсы - "сохранение культурных ценностей" и "менеджмент в сфере культуры", "культурная политика", "памятниковедение" - всего лишь институционально-академические подмостки и предвестники для содержательного расширения и развития этих направлений в более широком контексте. Проведенный выше анализ уже позоляет говорить о наличии сформировавшегося "культурного права Европы" как отрасли европейского права и, возможно, как отрасли европейской правовой науки.
Исходя из проведенного выше обзора, можно прийти к выводу, что научно-правовую парадигму регулирования общественных отношений в сфере сохранения культурных ценностей, защиты культурных прав человека, культурного наследия национальных меньшинств и народов Европы, а также регулирования культурной деятельности в рамках европейского права на настоящем этапе его развития составляют следующие фундаментальные составляющие:
Рассматриваемой правовой сфере в целом также свойственны:
Определенный синкретизм фундаментальных понятий в сфере культурных ценностей в рамках международного права в целом, на который мы не раз указывали ранее, также свойственен и европейскому праву. Это явление носит, по нашему убеждению, временный характер. Общемировые тенденции к глобализации и универсализму в международных отношениях неизбежно будут иметь своим результатом усиление взаимодействия различных традиционных систем правового регулирования и их сближение.
Это, в свою очередь, потребует четкости и точности в дефиниционном разграничении таких универсальных понятий в рассматриваемой сфере как: "культурное наследие - культурная ценность - объект культуры - культурное достояние" , нюансы использования которых в современном международном праве Европы носят практически не поддающийся идентификации характер. Можно также отметить, что принятый среди специалистов термин "артефакт", а также определение собственно "культурного достояния" (cultural patrimony) еще не вошли в официальный международно-правовой лексикон ни на универсальном, ни на региональном - европейском уровне, хотя отдельные попытки их использования в рамках незначительных документов предпринимались.
Расширение границ Европы в плоскости институционально-государственной протяженности - через вступление России в Совет Европы и ожидаемого грядущего вступления ряда восточно-европейских государств в Европейский Союз - на Восток вплоть до Тихого океана, также можно рассматривать как вектор в определении пространственного направления будущего развития европейского международного права в III-ем тысячелетии, в том числе и в культурной сфере.
Системно-правовые тенденции развития
Рассматривая "европейское культурное право", представленное в настоящем обзоре двумя вышеописанными международными межправительственными организациями, как некую составную целостную систему двух сначала независимых и непересекающихся самостоятельных правопорядков и сравнивая их друг с другом, можно прийти к выводу о взаимно-противоположных векторах юридической развертки в сфере правового регулирования отношений по сохранению культурных ценностей, защите культурных прав народов и человека, и культурной деятельности в этих системах.
Право Совета Европы в целом развивалось в направлении - от культурных прав человека к технико-финансовым и экономическим вопросам культуры. При этом следует отметить детальную терминологическую проработку практически в каждом принимаемом акте. Законодательство ЕС - от Европейских Сообществ (ЕОУС, ЕЭС, Евроатом) к Европейскому Сообществу и Европейскому Союзу - от экономики, техники и финансов культурного сектора к культурным правам человека. При этом в плане доктринально-терминологического развития оно, как правило, строилось на использовании общепринятых дефиниций de facto.
Справедливости ради нужно отметить, что фактическое праворегулирование общественных отношений в сфере сохранения культурных ценностей, защиты культурных прав человека, национальных, этнических меньшинств и народов, а также регулирования культурной деятельности в Европе выходит за официальные рамки международного регионального европейского права в его классическом понимании как межгосударственного права и осуществляется как в рамках системы международного публичного и частного права в целом, так и одновременно в рамках национальных нормативных систем.
Учитывая общемировые и общеевропейские тенденции, роль международных неправительственных организаций в сохранении культурного наследия Европы и их влияние на процесс международного европейского правотворчества будут неизменно возрастать.
Заключение и точка выхода:
Работая над обзором источников культурного права Европы просто невозможно не прийти к идее о концептуальной условности территориального разграничения на Европу-Азию. Достаточно вспомнить, что само имя "Европа" согласно греческой мифологии принадлежит дочери финикийского царя, похищенной Зевсом из родительских пенатов в малой Азии (ныне территория Ливана и Сирии) и переправленной им в образе быка на остров Крит.
Это еще раз доказывает, что культурное единство Европы и Азии - не вымысел и не оторванные от реальной жизни рассудочные спекуляции. Несмотря на небезмятежную многовековую, видавшую виды, историю старушки Европы, ее народы в своей глубинной памяти сохраняют сознание своего кровного и духовного родства с не менее загадочной и не менее древней Азией.
Европейское культурное право для России в настоящий период во многом является правом de lege ferenda. Как это ни печально, и ни парадоксально, еще каких-то 20 лет тому назад, в тогдашнем СССР законодательство о культуре и об охране памятников истории и культуры в среднем опережало мировой уровень, именно СССР задавал тон и в международных межправительственных и неправительственных организациях культурного сотрудничества.
Сегодня ситуация выглядит иначе. Внутругосударственное законодательство Российской Федерации о культуре и культурном наследии развивается исключительно медленно и непоследовательно. Оно страдает отсутствием должного внимания как со стороны ученого сообщества и академических учебных заведений, так и политико-экономической ангажированностью со стороны законодателей всех уровней, когда долгосрочные интересы народов России и государства в этой сфере приносятся в жертву преходящим, сиюминутным и крайне сомнительным выгодам.
Воистину, времена меняются… Они, неизбежно изменятся снова, когда жители России и власть придержащие поймут, что истинное богатство и призвание России не в количестве проданных нефти и газе, не в кафе и ресторанах западного образца, не в кричащих безвкусицей с афиш и телеэкранов рекламных обявлениях цивилизованного ширпотреба, а в многовековой культуре России, созданной многими поколениями наших предков, которая общепризнанно составляет золотой фонд всемирного культурного наследия.
На Западе эту истину поняли давно, что - как в капле воды отражается море - отразилось и в европейском культурном праве. Когда это понимание дойдет и до нас, то времена в России точно изменятся…

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Об авторе:

С.Н.Молчанов
начальник Аналитического отдела
НПЦ по охране памятников культуры
Свердловской области
http://www.patrimony.ru
heritage@etel.ru

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Для цитирования:

Молчанов С.Н. "Европейское право и сохранение культурного наследия народов Европы", cultivate Russia Web Magazine, выпуск 2, февраль 2003.
URL: /mag/issue2/EU_cul_heritage.asp




IST Logo Журнал наполняется и поддерживается Российской Сетью Культурного Наследия
Сайт проекта | Пишите нам | Разработка | Финансируется Европейской Комиссией
Обновления: 25.11.2017