CULTIVATE Russia Web-magazine
    
В этом выпуске | Колонка редактора | Новости, события
   Обложка | CULTIVATE.RU | Cutivate Interactive

"Музеи общества" и общество в музее

Ирина Чувилова - август 2002

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

В последнее десятилетие музеи во всем мире интенсивно занимаются вопросами национальной и культурной самобытности, - это этнографические и местные музеи, музеи народного искусства, экомузеи, музеи фольклора. Во Франции в 90-е гг. был предложен общий термин для определения таких музеев - музеи общества. Термин этот за десятилетие не прижился в других странах, однако очень точно была обозначена проблема: непростые взаимоотношения между музеями общества и самим обществом, которое они представляют. Местом общественной дискуссии, а, следовательно - политической ареной может стать любой из них, при этом хранителю и экскурсоводу трудно оставаться объективными и независимыми перед лицом тех многих проблем, которые наполняют их "общества".
В непростых условиях именно такие музеи общества во всем мире пытаются взять на себя заботу о сохранении культурной и национальной идентичности. Отсюда активное развитие экомузеев (желание некой общины сохранить и отразить свою сущность); создание т.н. "домов памяти", которые, не являясь собственно музеями в строгом смысле слова, становятся хранилищем коллективной памяти, "коллективной идентичности", вещей ближних ушедших поколений. Появившийся недавно термин музеефикация образа жизни лучше всего передает суть этого нового явления. Это и серьезное движение по созданию музеев общин и укреплению сотрудничества между уже существующими музеями и т.н. первыми народами. Показательно появление таких музеев в России; из недавно созданных это Музей рода в Ханты-Мансийском автономном округе, Музей села Зиреклы в Татарстане.
Музей развивает присущую ему удивительную способность: концентрация в его стенах исторических и культурных памятников приводит к качественному изменению социокультурной среды местности, в которой он возник. И здесь синхронные процессы происходят, пожалуй, во всем мире. Лишь три примера: музей перуанской деревни Ла-Конга, которым руководят местные крестьяне, отдел городской этнографии в музее города Дижона (Франция), созданный при участии местных жителей, уникальная коллекция и экспозиция "Старая квартира" (1998), созданная силами горожан в Краеведческом музее им. Багратиона в городе Кизляре (Дагестан, Россия). Жители Кизляра приносили в музей исчезающие из повседневного обихода предметы быта, - для них экспозиция стала собственным произведением, рассказом о самих себе - для себя и своих детей. Музей "заставил" работать коллективную память, а горожане "поручили" музею хранить свои воспоминания. Посетитель стал соавтором музея.
Интенсивное развитие и создание музеев малых городов и поселений и в них отделов по местному культурному наследию наблюдается повсеместно, особенно в России, Италии, Испании, Бразилии; подобные музеи создаются как противовес крупным музейным объединениям. По статистике, примерно 90 % музеев в России составляют небольшие региональные музеи, которые расположены в городах и поселках численностью населения от нескольких сотен до 100 тысяч человек. Причем возникновение таких музеев связано в основном с инициативой "снизу".
В социальных и психологических аспектах этого бума попытались разобраться музеологи. Среди основных ими отмечены:
Главная проблема у музеев общества такова: найти свое место в многообразном культурном пространстве, и при этом не впасть в чрезмерную политизацию и не склониться к красивым действам фольк-культурного свойства, не имеющими ничего общего с реалиями межкультурного взаимодействия. Для этого необходимо, прежде всего, чтобы музейная деятельность носила научный характер. Это и изучение потребностей общества, и разработка долгосрочных культурных программ, и выверенная политика комплектования. При добросовестном научном подходе нам не придется мучаться сомнениями: все ли традиции следует сохранять и представлять в музее, говорить ли о глобальном воздействии этнических конфликтов и т.п. Только тогда музей будет не развлекать или скучно пропагандировать, а помогать человеку, гражданину в его продвижении от культуры как знания к культуре, по выражению Ж.-М. Летеррье, как "топливу", источнику энергии и самостояния человека.
Музеи становятся сегодня предпочтительным средством коммуникации и в плане неформального образования. Опрос посетителей английских музеев показал, что главной функцией музея англичане считают образовательную, второй по значимости - получение новой информации и только третьей - развлечение. По опросам, проведенным в одном из краеведческих музеев Сибири, выяснилось, что посетители, кроме созерцания, хотели бы заняться в музее творчеством с детьми, участвовать в конкурсах и играх, театрализованных празднествах, а петербургские школьники смысл посещения музея определили как познавательный, отдав меньшее значение получению эстетических впечатлений.
Однако существуют и другие точки зрения. Одну из них отстаивает английский исследователь Ф. Шутен: вопреки анкетным утверждениям, посетитель приходит в музей не для получения знаний, а с целью развлечения (с небольшой долей познавательных интересов) и используя музей как средство общения. Аналогичную тенденцию можно проследить и в России: 70 % из числа взрослых посетителей приходит в музей с детьми, причем большинство взрослых попадает в музей впервые благодаря своим детям; из общего количества детей 6-12 лет с родителями приходит 56 %, с друзьями - 14 %; выходной или праздничный день в музее хотели бы провести 92 % опрошенных.
Так или иначе, большинство исследователей отмечают снижение интереса публики к музеям как к "пассивным витринам" для демонстрации шедевров и раритетов; среди посетителей разного культурного и социального уровня все популярнее идея о музее как месте для дискуссий и активного диалога. Результаты опросов свидетельствуют, что наиболее популярные виды музеев у посетителей англичан - это музеи социальной истории, декоративно-прикладного и изобразительного искусства, костюма и текстиля, архивы. В числе приоритетных направлений в музейной политике Франции признана поддержка двух типов музеев - экомузеев и музеев социальной истории. По данным опроса Пермского краеведческого музея (Урал), наибольшей популярностью пользуются выставки исторические и коллекционные. Рейтинг надежности информации в исторических музеях, как свидетельствуют исследования американских ученых, оказался выше, чем у учебников и кинофильмов.
Значительная активизация в изучении социально-демографических групп посетителей музеев, которая наблюдается на Западе и, к сожалению, только начинает просматриваться у нас, - проявление осознанной ответственности музея перед обществом за привлечение более широких слоев населения. Одной из главных задач в работе с посетителем большинство исследователей называют сегодня формирование чувства причастности к собственной истории. Однако, в современной ситуации ни высокое качество музейных коллекций, ни традиционные методы и формы работы не гарантируют того, что музей станет важным и интересным местом пребывания для горожанина, который имеет достаточный выбор для проведения досуга и пополнения знаний.
В связи с этим огромное значение приобретает разработка стратегии организации работы с местным населением, использование для этого специалистов-социологов, определение целевых групп населения, повышение привлекательности музеев для них. Всегда необходимо помнить: для кого существует этот музей, приобретаются эти предметы, какого посетителя мы хотим увидеть в наших залах. Не безликую группу, а аудиторию с разнообразными привычками, запросами, вкусами. По наблюдениям, в последние годы музеи, изучающие своего посетителя, становится центром притяжения игнорируемых другими культурными институтами людей из различных этнических, демографических и социальных групп.
Исследовательница из США Элен Хупер-Гринхилл считает, что вообще следует перенести акцент с внутренней деятельности на внешний, т.е. на посетителей. Необходимо признать первостепенную роль процесса обучения, чтобы эффективно общаться со своим посетителем. Музеи должны четко определить для себя, считает автор, какая именно публика им нужна, и стремится к установлению с нею необходимых связей.
Действительно, мы создаем новые экспозиции, придумываем нестандартные решения, извлекаем из фондов уникальные музейные предметы - и человек, гражданин, к которому обращена наша деятельность, не приходит в музей. Кстати, это не только российская проблема: по общей сводной статистике Франции 70 % французов ни разу в своей жизни не переступали порог музея, и это в стране с необыкновенно разветвленной сетью музеев и разнообразнейшими формами работы с посетителем. В Австрии, где в 90-е гг. наблюдался рост сети местных музеев, специалисты отмечают падение посещаемости из-за однообразия и скуки. Опросы в английских музеях показали, что причины, по которым посетители избегают приходить в музей: скука, высокая плата, несоответствие большинства экспозиций уровню восприятия детей.
Отечественная статистика музейного развития крайне скудна и локальна, но и те цифры, что удается отследить Главному вычислительному центру Министерства культуры Российской Федерации, зачастую просто обескураживают. "Чем вас привлекает музей?" - спросили посетителей нескольких российских музеев. Значительная часть ответили: открытием новых выставок. Действительно, выставочная деятельность является ярким показателем работоспособности, востребованности музея. Однако… В Адыгее, например, в 9 музеях республики в 1999 г. было проведено выставок на треть больше, чем в предыдущем, а посещаемость сократилась на 57 %; в Марий-Эл, где численность экскурсий и выставок возросла соответственно на 17 и 38 %, посещаемость осталась на прежнем уровне; в Хакасии на 20 % больше проведено выставок, а посещаемость упала почти наполовину. И обратная ситуация - в Дагестане на 23 % меньше проведено выставок, а число экскурсий и посещений увеличилось на 14 %, в Тыве, где на 22 % сократилось количество выставок и на прежнем уровне осталось экскурсионное обслуживание, на 91 % увеличилось количество посещений; Таймырский АО - на четверть сократилось количество выставок, но на 110 % увеличилась посещаемость и на 260 % количество экскурсий. И регионов с достаточно ровной ситуацией очень мало. В целом по стране происходит рост музейной сети, - но зачастую снижается посещаемость. Музеи всех регионов страны не оправились от потрясений последнего десятилетия: резкий спад, который произошел на рубеже 1991-92 гг., потеря обществом интереса к музею несколько приостановился к 1997 г., но уровень посещаемости 1982-86 гг. удалось достичь очень немногим - это Марий Эл, Мордовия, Удмуртия, Тюменская область с очень активно работающим Ханты-Мансийским АО, Хакасия, Красноярский край и Иркутская область. Прослеживается закономерность - республики, края, области, активно созидающие свой культурно-национальный облик, включают в этот процесс и музеи: здесь формы и методы музейной работы, в том числе с посетителем, развиваются интереснее и масштабнее (Татарстан, Саха, Башкортостан, Ханты-Мансийский АО, Удмуртия).
Синусоида общественного интереса к собственной истории и культуре - это и есть наблюдаемая нами "кривая" количества посетителей в российских музеях. Зафиксированная в 1999 г. цифра посещений музеев по стране оказалась больше почти на 17% по сравнению с 1998 г., но в 2000 г. уменьшилась на 5%, а это потеря 3 млн. 600 тыс. посетителей. И это в ситуации, когда многие музеи демонстрируют новые формы деятельности, стараются не потеряться в новых условиях. Такие противоречивые процессы. Почему это происходит? Кто тот человек, который переступает сегодня порог музея в России? На первый вопрос ответить можно многообразно, но, как мне представляется, одна из основных причин: мы плохо знаем мир наших сограждан, их потребности, игнорируем зачастую общую ситуацию, в которой человек находится, его культурный и социальный уровень, его повседневность. Зачастую музей остается равнодушным к человеку, для которого он работает. А этот человек, этот посетитель сегодня уже другой. По всей стране отмечается уменьшение количества туристов, но в регионах с более благоприятной социально-экономической ситуацией приток местных жителей стабилизировался, кое-где расширился их возрастной состав. Уменьшение количества посетителей происходит в основном за счет взрослого населения; большая часть посетителей по-прежнему школьники, учащиеся средних учебных заведений.
Одна из особенностей последних лет - в музей активно пошли дошкольники и младшеклассники. 13 % учащихся никогда ранее не были ни в каком музее (по данным Омского историко-краеведческого музея), из 40 младших школьников трое не смогли ответить на вопрос "что такое музей?" (по данным исследования в Петербурге), причем музей преимущественно понимается односторонне, как хранилище художественных предметов и произведений искусства. Традиционно самой устойчивой музейной аудиторией остается семья. Отечественные исследователи отметили и парадоксальную, на первый взгляд, особенность - общее количество посетителей находится в прямой зависимости от их уровня благосостояния: в музей приходят в основном люди со средним достатком и малоимущие. "Многие группы населения считают, что музеи не для них" , - можем мы печально констатировать вслед за английским исследователем: изучение статистики в Великобритании показывает, что растет число посещений, а не количество посетителей. Многие российские музейщики считают своим основным достижением последних лет, что им удалось сохранить своего постоянного посетителя, несмотря на то, что новый не всегда охотно приходит в музей.
Изучение социального статуса, образовательного уровня посетителя российского музея, его интересов и культурных предпочтений - важнейшая задача, к решению которой готовы далеко не все отечественные музеи. Выборочное анкетирование в последние годы проводят некоторые столичные и крупные региональные музеи. Полученных данных пока явно недостаточно, чтобы увидеть облик человека, в музей приходящего и, тем более, делать какие-либо прогнозы на будущее и создавать на их основе адекватную времени систему коммуникации. Необходимо помнить, что налаживание диалога в многомерном пространстве музея - процесс тонкий и сложный, при котором подспудная, кропотливая работа зачастую оказывается эффективнее однозначных решений. Музей, который не в состоянии создать подобную систему коммуникации, терпит поражение на современном поле битвы.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Ссылки:
  1. Шутен Ф. (1999) Преодолевая барьер между профессионалами и посетителями. Museum 2, 1999, 28-29.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Список использованных материалов.

Россия в цифрах: Краткий статистический сборник (М., 1999, Госкомстат РФ)
Регионы России: Статистический сборник в 2-х т. (М.,2000, Госкомстат РФ)
Культура Российской Федерации в 1996-1998 гг. (М., 2000, МК)
Сундиева А., Каулен М., Чувилова И. (2001) Деятельность музеев: Музеи Российской Федерации на рубеже тысячелетий (Аналитический обзор). (М., ГИВЦ МК РФ)
Состояние культурного наследия в регионах РФ. Аналитический обзор. (М., 1998, ГИВЦ МК РФ)
Гордеева В.В. (1998) Выставочная деятельность музея как средство привлечения посетителя. Музей как центр культуры современного города: конференция, 1998, Пермь.
Долгих Л.А. (1998) Музей в системе образования. Музей как центр культуры современного города: конференция, 1998, Пермь.
Габышева А. (2001) Национальный художественный музей - время перемен. Диалог: музей и общество: международная конференция, 2001, Якутск.
Сэлли Йеркович (2001) Основополагающие принципы выбора форм работы с посетителями. Диалог: музей и общество: международная конференция, 2001, Якутск.
Николаева Т.Ю. (1998) Социальная классификация посетителей Омского государственного литературного музея им. Достоевского. Музей и общество на пороге 21 века: конференция, 1998, Омск.
Колесник О.А. (1998) Музей и посетитель (по результатам социологического исследования). Музей и общество на пороге 21 века: конференция, 1998, Омск.
Роботова А.С. (1999) Возможности использования образовательно-воспитательного потенциала музеев Санкт-Петербурга. Музеи России: поиски, исследования, опыт работы 5, 1999, 5-7.
Шутен Ф. (1999) Преодолевая барьер между профессионалом и посетителем. Museum 2, 1999, 28-29.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Oб авторе:

Чувилова Ирина Валентиновна
кандидат исторических наук
музеевед
старший научный сотрудник Сектора музейной энциклопедии
Российского института культурологии МК РФ

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Для цитирования:

Чувилова И. В. "Музеи общества" и общество в музее", Cultivate-Russia Web Magazine, выпуск 1, октябрь 2002






IST Logo Журнал наполняется и поддерживается Российской Сетью Культурного Наследия
Сайт проекта | Пишите нам | Разработка | Финансируется Европейской Комиссией
Обновления: 27.05.2017
Самая свежая информация вступить в СРО на нашем сайте.